05.06.2018     0
 

Хемингуэй о пьянстве


По мнению Эрреры Сотолонго, «Хемингуэй не был сильно пьющим человеком». Он любил выпить, но «нам, приехавшим из стран, где пьют, что называется, капитально, не казалось, что он так уж много пьет». Доктор утверждает, что «он совсем не мог писать», если немного перебирал.

Тем не менее главной причиной первого, и последнего, серьезного конфликта между Хемингуэем и его врачом было именно спиртное. Произошло это, когда Хемингуэй влюбился в Адриану Иванчич — юную итальянскую графиню, с которой он познакомился в 1948 году в Италии во время охоты на реке Тальяменто. Хемингуэй пригласил ее приехать на Кубу.

«Он начал пить и не мог писать, — говорит Эррера Сотолонго. — Я ему сказал: «Если ты будешь так пить, ты не сможешь написать даже собственного имени». Это была страшная полоса в его жизни: еще немного — и он бы окончательно спился. В конце концов я не выдержал и сказал ему: «Посмотри, в кого ты превратился! Обыкновенный пьянчужка! Такие люди мне отвратительны. Если ты не прекратишь пить — нашей дружбе конец. Я сделал все, что было в моих силах, но, видимо, безрезультатно. А если так — разойдемся, каждый в свою сторону. Ничего другого не остается».

Последней каплей явился скандал, разразившийся между Мэри и Хемингуэем при докторе. «Я вынужден был вмешаться и даже в какой-то момент пустить в ход силу. Оба схватили винтовки, и кто знает, чем все это могло кончиться. Я уехал с финки только в четыре часа утра, убедившись, что новых вспышек не будет. Винтовки я у них отобрал, положил к себе в машину и отвез домой. В то время разъезжать по городу с оружием было небезопасно — полицейские могли остановить и обыскать машину в любой момент. Когда я, наконец, доехал до дома, я сел и написал Эрнесто в самых резких выражениях. Письмо я отослал на следующий день с моим братом Роберто. Хемингуэй сразу же позвонил мне и очень просил приехать. Я поехал. Когда мы встретились, он сказал мне, что я прав, а он виноват передо мной и донельзя огорчен тем, что я так сильно на него обиделся, но он постарается взять себя в руки и чтобы я постарался ему помочь. Вот так это было: вместо окончательного разрыва — примирение».

Письмо затерялось. Когда после смерти Хемингуэя разбирали его архив, нашли все письма к нему от Эрреры Сотолонго. Кроме этого — «последнего». Приехав на Кубу в июне 1961 года, спустя всего несколько недель после похорон мужа, Мэри Уэлш отдала Эррере Сотолонго его вещи, остававшиеся на финке, и вручила ему папку с письмами, полученными от него Хемингуэем, которые, по всей видимости, сам писатель и подшил в эту папку. Мэри Уэлш сказала при этом, что будет лучше, если он сохранит эти письма у себя.

Источник http://hemingway-lib.ru/hemingway-na-kube/fuentes-hemingway-i-alkogol.html

Все знают, что Хемингуэй был не дурак выпить. В каждом городе, где побывал писатель, есть сразу несколько баров, претендующих на звание «любимый бар Хемингуэя». Хемингуэю приписывают изобретение множества коктейлей; про него ходит масса алкогольных легенд, большинство из которых не имеет никакого отношения к реальности. Но при этом у самого растиражированного американского автора прошлого века есть чему поучиться в смысле отношений с выпивкой.

Хемингуэй никогда не пил за работой

Когда его в одном из интервью спросили, помогает ли ему алкоголь писать, он ответил: «Вы когда-нибудь слышали, чтобы человек пил за работой и при этом делал ее хорошо? Хорошо, есть Фолкнер. Он пьет, когда пишет, и я могу совершенно точно сказать, когда он выпил первую порцию за день, даже если это произошло прямо посреди предложения».

Мохито не был любимым напитком Хемингуэя

Хемингуэй одно время жил на Кубе и, вероятно, пробовал мохито. Однако репутация любимого напитка Хемингуэя, сделавшая мохито самым популярным коктейлем в мире, — не более чем маркетинговый ход гаванского бара La Bodeguita del Medio. Эти ребята даже пошли на прямой подлог: на стене бара висит записка с признанием в любви к мохито, написанная, якобы, Хемингуэем. На самом деле, писатель был диабетиком, поэтому пил в основном максимально сухие напитки. Сладкий мохито точно не относился к числу его любимых напитков хотя бы поэтому. Ну и при всех своих недостатках, Хемингуэй был не настолько обделен хорошим вкусом, чтобы любить мохито.

Любимым коктейлем Хемингуэя был ОЧЕНЬ сухой мартини

Драй мартини Хемингуэй заказывал почти в каждом баре, где оказывался, и каждый следующий был суше предыдущего. Эту же привычку он распространил на нескольких своих героев. Так, главный герой романа «За рекой, в тени деревьев» в какой-то момент заказывает себе коктейль, состоящий из 15 частей мартини и одной части вермута, получивший название «Монтгомери мартини».

Хемингуэй пил все напитки ледяными

В первую очередь, это относится к тому же драй мартини. Хемингуэй утверждал, что он должен быть «таким холодным, чтобы его невозможно было держать в руках, потому что он прилипает к пальцам». Помимо жидких ингредиентов, он использовал в замороженном виде цедру, оливки и коктейльные луковицы.

Хемингуэй не изобретал «Кровавую Мэри»

Одна из легенд о происхождении этого коктейля гласит, что однажды доктора запретили Хемингуэю алкоголь. В это время он жил в парижском отеле Ritz со своей женой Мэри. Писатель попросил бармена делать ему по утрам коктейль из водки, томатного сока, специй и льда, чтобы ингредиенты с сильных вкусом забивали вкус и запах водки. Таким образом он хотел скрыть от жены свой напиток, зато назвал его в ее честь. Многие люди, близко знавшие Хемингуэя, в частности, писатель Филипп Грин, опровергают эту историю.

Хемингуэй сформулировал самый полезный совет для любознательного путешественника

«Не тратьте время на церкви, правительственные здания и площади. Если вы хотите понять другую культуру, проведите ночь в местных барах». К совету человека, объездившего пол-мира, воевавшего в двух войнах и выпившего в процессе бесчисленное количество алкоголя, стоит прислушаться.

Источник http://itsmywine.ru/2015/04/01/6-faktov-ob-alkogolnyh-privychkah-ernesta-hemingueja

Нестареющая икона международной богемы Эрнест Хемингуэй прославился не только суровой мужской прозой и бурной, полной опасностей жизнью, но и своим знаменитым алкоголизмом.

Нестареющая икона международной богемы Эрнест Хемингуэй (1899—1961) прославился не только суровой мужской прозой и бурной, полной опасностей жизнью, но и своим знаменитым алкоголизмом. Он принес новую славу американской литературе; его любимые ромовые коктейли — мохито и дайкири — снискали еще большую популярность.

Хемингуэю никогда не сиделось на месте — он воевал, охотился на львов, акул и немецкие подводные лодки, летал на самолетах, горел в огне, попадал во всевозможные катастрофы, путешествовал по Африке, занимался боксом, катался на горных лыжах. При этом всегда ухитрялся добывать выпивку, даже на фронте и во время сухого закона.

«Я хочу объяснить, почему я пью. С утра пишу. Потом выпиваю и тогда немного отдыхаю. А иначе можно сойти с ума — ты не перестаешь думать о том, что дальше герой будет делать и что ответит она ему, а он ей. »

«Мужчина не существует, пока он не пьян, — говорил Хем. — Надо пить как мужчина, а не как девушка в день первого свидания».

Хем настойчиво культивировал имидж супермачо; например, он утверждал, что переспал с Матой Хари, Ингрид Бергман, женой африканского вождя и греческой принцессой, не считая сотни девушек легкого поведения всех возможных национальностей.

«Что мешает писателю? Выпивка, женщины, деньги и честолюбие. А также отсутствие выпивки, женщин, денег и честолюбия».

Отец его покончил с собой, и мать прислала Хему в посылке ружье, из которого застрелился родитель. В конце жизни Хемингуэй начал страдать расстройством психики, он не мог писать, потому что отказывало зрение, и не мог пить, потому что отказывала печень.

«Настоящий мужчина не может умереть в постели. Он должен либо погибнуть в бою, либо пустить пулю в лоб».

Однажды Хемингуэй решил умереть как мужчина и выстрелил себе в рот из ружья, нажав курок большим пальцем ноги.

Гений против употребления

1917—1920
Хемингуэй заканчивает школу и переезжает из Чикаго в Канзас, где устраивается работать в местную газету Star. Уезжает добровольцем в Европу на фронт, тяжело ранен. Лечится в госпитале в Италии; хвалит местное вино: «Легкое, сухое, красное, сердечное, как дом брата, с которым живешь в согласии».

1923—1929
Работает журналистом в Чикаго. Женится на Элизабет Хэдли Ричардсон. С женой приезжает в Париж. Джед Кайли, хозяин бара на Монмартре: «Парень был янки — это можно было определить по тому, как он держит стакан. Вцепился мертвой хваткой. » Выходят книги «В наше время», «Вешние воды», «Фиеста», «Мужчины без женщин». Разводится и женится на Полин Пфайфер, журналистке Vogue.

1930—1939
За роман «Прощай, оружие!» получает огромный гонорар, пишет «Смерть после полудня», «Зеленые холмы Африки», «Иметь или не иметь». Во время войны в Испании ухитряется добывать спиртное. Илья Эренбург: «Хемингуэй пил виски. Помню, ночью были морозы, а Хемингуэй оделся легко. Я сказал ему, чтобы он оделся потеплее, а он похлопал себя по карману брюк: «У меня топливо». И показал две фляжки».

1940—1944
Женится в третий раз, на журналистке Марте Геллхорн. Снабдив свою яхту акустической аппаратурой, охотится за немецкими подводными лодками. Собирает свой отряд из французских антифашистов и партизан и движется впереди армии. В числе первых входит в Париж: под предлогом освобождения бара устраивает марш-бросок на джипе из-за линии фронта на Вандомскую площадь и с криком «Всем — мартини!» закатывает грандиозную пьянку.

1947-1954
Пишет «По ком звонит колокол». Женится на Мэри Уэлш. Поселяется на Кубе. С утра имеет привычку пить мохито — ром с лимонным соком и мятой, а к вечеру переходит на дайкири — ром с толченым льдом. Кроме этого, по утрам пьет кьянти, за обедом — вино.

1958-1961
Работает над «Праздником, который всегда с тобой». Все чаще случаются нервные срывы; его лечат в клиниках. Во время перелета в Миннесоту пытается открыть люк и выброситься из самолета. Во время дозаправки на земле Хемингуэя силой оттаскивают от вращающегося пропеллера. 2 июля 1961 года писатель застрелился.

Фицджеральд сочинил автоэпитафию: «Я был пьян многие годы, а потом умер». Фиц и Хем встретились в 1925-м в парижском баре и стали неразлучны. Фицджеральд умер от алкоголизма на 21 год раньше Хема.

Генрих Боровик: «В 1960 году Микоян был с официальным визитом на Кубе и привез Хемингуэю три бутылки водки. Писатель встряхнул бутылку, запрокинув голову, влил в себя треть, побулькал в горле и проглотит».

Эрнест и его подружка Джейн после изрядного количества дайкири развлекались гонками по бездорожью на ее спортивном автомобиле. Это была игра: кто первый вскрикнет «Осторожно!» или «Тормози!», тот и проиграл.

PS Обо всех алкогениях сразу ты можешь прочитать в нашей красочной книге с говорящим названием «100 алкогениев». Это лучший подарок для тех, кто не прочь помериться с гениями если не талантами, то хотя бы пороками!

Рекомендуем книжные магазины « Москва », My-Shop и Ozon .

Источник http://www.maximonline.ru/guide/music/_article/hemingway/

Одним из самых пьющих писателей всех времен, который, тем не менее, нисколько не стеснялся своего пагубного пристрастия, является, конечно же, Эрнест Хемингуэй. Еще до того как стать великим автором, он состоялся в роли не менее великого любовника, драчуна, охотника и завсегдатая питейных заведений. Писательская карьера никогда не мешала Хемингуэю в его основных родах деятельности, ведь он сам признавался, что почти всегда писал в состоянии «не стояния», а протрезвев, редактировал материал и снова пил. Неудивительно, что признания в любви к алкоголю часто проскальзывали во многих его произведениях, и воспевание коктейля «Дайкири» — это лишь невинная часть из того, что обжигало его глотку. Сегодня мы собрали 10 любимых алкогольных напитков Хемингуэя и такое же количество их упоминаний, обязанных его перу или острому языку.

Вино — это великая вещь. — сказал я. — Оно заставляет забыть все плохое. («Прощай оружие»)

Жестоко напился абсентом прошлой ночью и делал трюки с ножом. Больше всего всем понравилось, когда я угодил им в пианино на сцене. (Из письма другу в 1931 году)

— Но вы всегда блистали латынью. Я знаю это от ваших школьных товарищей.

— Моя латынь совсем никуда. Так же как и мой греческий, и мой английский, и моя голова, и моё сердце. Я сейчас могу говорить только на охлаждённом дайкири. («Острова в океане»)

Никогда не откладывайте на потом поцелуй с красивой девушкой или открытие новой бутылки виски.

Мы нашли способ приготовить самый холодный лед кусками размером с теннисный мяч, который способен охлаждать и сам бокал, делая самый замороженный в мире «Мартини». Напиток получается настолько холодным, что его невозможно держать в руке. Он прилипает к пальцам.

Мой «Мохито» в моей Бодегите, мой «Дайкири» в моей Флоридите. (Надпись на стенах в двух заведениях Гаваны)

Шампанское

Полбутылки шампанского — это враг человека.

Вы должны как следует потрудиться, чтобы заслужить его. Но после долгой ловли по-настоящему большой рыбы я бы предпочел выпить бутылку Ballantine Ale, чем что угодно на планете.

Коктейль «Смерть после полудня»

Налейте порцию абсента в бокал с шампанским. Добавьте лед, чтобы коктейль достиг опалового помутнения. Выпейте 3/5 напитка медленно.

У него также был небольшой бар, построенный в рыбацкой лодке, а текилу он называл не иначе как «ликером рулевого».

Источник http://trendymen.ru/lifestyle/menu/120641


Об авторе: admin

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector